ПОЛУЧИТЕ БЕСПЛАТНУЮ КОНСУЛЬТАЦИЮ
Заполните заявку и наш менеджер вам перезвонит!
Как к вам обращаться?
Ваш телефон
По какому вопросу вы хотите получить консультацию?
Посевная площадь, тыс. Га
1
50
Ваш регион
/ СТАТЬИ

14 Апреля 2021
«Нам говорили, что мы разоримся»: Артур Мовсесян о риске, новых технологиях и главных ошибках фермеров
В 2000 году трое братьев Мовсесян получили от родителей небольшое поле в 30 га и старенький трактор Т-150. Прошло 20 лет. Сегодня «Мовсесян Агро» крупнейшее хозяйство в Кузбассе, в распоряжении которого 13 000 га посевных площадей, 55 единиц современной сельхозтехники, урожай 44 000 тонн зерна в год и собственная семенная линия.

О том, как добиться успеха в аграрном деле, на чем не стоит экономить и почему нужно смело экспериментировать, мы поговорили с главой хозяйства «Мовсесян Агро» Артуром Мовсесяном.

ТЕХНИКА, КОТОРАЯ ПОМОГЛА ЗАРАБОТАТЬ

Артур Аветикович, сегодня все чаще на полях фермеров можно встретить современные импортные комбайны. А вы помните, как приобрели свою первую современную сельхозтехнику?

– Конечно, помню! На дворе 2007 год, мы молодые, решительные взяли крупный кредит и купили комбайн и трактор фирмы Claas. Тогда первые в районе отважились на такой шаг. Опытные фермеры смотрели на нас с сочувствием и говорили, что мы разоримся, банк нас без штанов оставит. С такими кредитами точно не выплывем. А мы что? Нам тогда терять нечего было, пошли ва-банк: еще и рапс самые первые посеяли, потому что у единственных был комбайн, который мог его убрать без потерь.

Оказалось, правильно мы сделали ставку на технику, ведь именно она помогла нам заработать. Ее производительность гораздо выше отечественных «Кировцев» и «Донов», да и не ломается она почти. Экономия и на запчастях, и на зарплатах. Раньше работали на старых, 4 комбайна утром выехали в поле, к обеду два уже точно сломаются. Механизаторы все в мазуте, в грязи. Потери бешенные. Новая техника – совсем другое дело. Кстати, тот комбайн отработал у нас 14 сезонов! В прошлом году продали его за 4 миллиона рублей, а покупали за 5.

– Сегодня вы по-прежнему делаете ставку на передовые разработки. Расскажите, чем пополнили парк техники к этому сельхозсезону?

– Взяли зерноуборочный комбайн Claas Lexion – самую последнюю модель. Мощная машина, с развитым искусственным интеллектом, сама настройки делает, ориентируясь на ситуацию. Там внутри все напичкано датчиками, камерами. Ширина захвата 12 метров, бункер больше – суперпроизводительная машина. И цена у нее 600 000 евро! Но я уверен, она стоит своих денег.
В прошлом году мы купили два новых посевных комплекса Bourgault. Теперь у нас их 5, два Amazone и три Bourgault. В эту посевную сможем работать качественно и без авралов, спокойно засеем 13 000 га в нужные сроки, и, если будет непогода, сможем себе позволить взять перерыв.

Еще купили самоходный опрыскиватель HORSCH. У него расстояние между форсунками 25 см, и в зависимости от скорости включаются в работу 2 или 3 форсунки. Он может работать на расстоянии 30 см от растений и пробивать до самой земли. В случае ветра 5-7 м/с уже стоять не будем, сможем работать.

«КАС 32 УВЕЛИЧИЛ НАШ УРОЖАЙ В 2 РАЗА»

– Еще совсем недавно жидкие минеральные удобрения в Сибири были диковинкой. Ваше хозяйство было одним из первых, кто решился внести ЖМУ. Причем сразу в большом объеме. Что вами двигало?

– Мы регулярно ездим за новыми знаниями на всевозможные агровыставки – в Германию в Ганновер, во Францию, Италию. Там часто слышали про жидкие удобрения, про карбамидно-аммиачную смесь, многие европейские фермеры работают на них, хвалят. У нас же в Сибири про них вообще никто толком не знал. Мы уже начали узнавать, как завезти удобрения из Центральной России, стали готовить железнодорожный тупик. И на нашу удачу КАО «Азот» и «Центр передового земледелия» объявили о старте продаж нового продукта.

Помню, аграриев собрали на семинар, рассказали о преимуществах КАС 32. Но особого энтузиазма в глазах фермеров не появилось. Пара человек только решили взять немного на пробу. Я же сразу заказал 1000 тонн. Братья не разделили моего энтузиазма. Они говорили: «Возьми 20 тонн. Все же зальет этой жижей, мы до августа сеять будем». Я был уверен – все пройдет хорошо. Ведь ЖМУ лучше усваиваются растением в отличие от сухих удобрений. Я еще и соседей-фермеров убедил взять КАС 32 (смеется).

У нас с жидкими удобрениями все с первого раза срослось. Технику переоборудовали, внесли все вовремя, в сроки посевной уложились. И уже в первый год мы получили прибавку по урожаю в 2 раза. Валовка по хозяйству была 18 тысяч тонн, а после применения жидких удобрений – 36 тысяч тонн. Не зря решили взять сразу большой объем.

– Вы же еще и жидкие фосфорные удобрения одними из первых стали вносить?

– Да. С ними, конечно, немного помучались. Технология же не отработанная. КАС и фосфор смешивали днем, а ночью температура падала, и смесь становилась как кисель. Форсунки забивались, работа останавливалась. Выход нашли быстро – просто разбавили водой. Теперь можно спокойно работать даже ночью.

После нас многие перешли на жидкие минеральные удобрения. Тоже, конечно, шишек набили, пока не поняли, какая консистенция лучше всего подходит. Зато сейчас собирают хорошие урожаи.
– Безводный аммиак тоже многих настораживает. Особенно весеннее внесение…

– Первый раз мы безводный аммиак вносили как раз весной на площади 1000 га. Рисковали тогда страшно. У нашего района есть проблема с осадками. Их на порядок меньше, дожди просто не доходят. И мы вынуждены экономить влагу, копить ее. На счет аммиака же бытует мнение – из-за него можно потерять влагу. Ведь при операции идет рыхление почвы на 20 см. Мы подстраховались. Вслед за агрегатом пустили борону и прикатывающие катки, осадили землю, восстановили структуру. Нам повезло, следом дожди пошли.

Чем внесение аммиака отличается от любой зяблевой обработки? У него междурядье 38-40-50 см, щели нарезают, а стерня остается. Благодаря этим щелям вода никуда не скатывается и весной снег тает, дожди идут, и все это идет в запас влаги. Правда, сейчас мы вносим аммиак только осенью. Купили свой агрегат, отправили 4 человека на обучение. Так гораздо выгоднее будет.

«РАСТЕНИЕ ДОЛЖНО БЫТЬ СЫТЫМ»

– Вы вносите довольно много удобрений. Какой эффект от них видите?

– Когда мы начинали, были старые агрономы, которые говорили: «300 кг удобрения на гектар – перекормишь растение! Оно зеленым до Нового года простоит. Не созреет». Я не слушал. В итоге мы первые вышли на уборочную.

На своем опыте убедились, что, когда растение накормлено, то процесс его жизнедеятельности идет строго по графику. Если оно голодное, то впадает в анабиоз. В сильную засуху мы подкармливаем растение карбамидом. Таким образом продляем ему жизнь. Растение же как питается – через корневую систему оно вбирает влагу, а вместе с ней необходимые минералы. Если минералов не хватает, оно берет больше влаги и испаряет через листья. И через месяц почва вокруг вся сухая. А как сделать, чтобы растение меньше выносило влагу? Его надо накормить. Если накормить – оно будет эффективно развиваться.

В прошлом году была сильная засуха, но мы делали 4-5 подкормки, и растение спокойно перестояло. Месяц без дождей, а оно зелененькое стоит. Вегетация в такие периоды замирает, а чтобы растение не сбрасывало листья, мы его кормим. В итоге урожай хороший, те же 40-60 ц/га. Хотя ребята на соседних полях, которые не занимаются подкормками, получают 5-10 ц/га. Говорят, беда – засуха. У нас такая же засуха была, только подошли мы к ней иначе.

– Еще одна беда сельхозпроизводителей – сорняки и болезни. Как вы с ними боретесь?

– Своевременной обработкой фунгицидами и гербицидами. Я уверен, главная беда фермеров – желание сэкономить на удобрениях и СЗР. Ведь как обычно все происходит: смотрит он на свой урожай, все хорошо, болезней нет, зелененькое все, а потом осенью урожай убрать не может – ржавчина, септориоз растение поел.

Небольшие хозяйства, мелкие фермеры, у которых нет агронома, считают, что нецелесообразно тратить деньги на СЗР. Обычно главный советчик супруга. И вот есть 1 миллион рублей, на что их потратить? На фунгициды или новый автомобиль? Конечно, они второе выберут.

В прошлом году у одного фермера горох был лучше, чем у нас. Я ему говорю – тебе бы сейчас фунгицидами обработать. Самое время, бутоны только появились. А то ржавчина пыхнет – не успеешь ничего сделать. На семейном совете решили, что все же хорошо, зачем деньги тратить. А осенью выяснилось, что половину гороха он перепахал, а собрал столько же, сколько сеял. В итоге сеять горох больше не хочет, говорит, что это не его культура. А на мои восклицания, что у него горох лучше, чем у нас был, только рукой махнул. Потом пришел и просит – научи, как выращивать.
А чему учить-то? Главное, вовремя обрабатывать. Ну и заранее закупать фунгициды. Летом не факт, что купишь. Дженерик если только. А не в сезон можно и скидки хорошие получить. Мы вот сторговали за полцены качественные препараты в прошлом году, сегодня голова вообще не болит на этот счет.

– Как вы к дженерикам относитесь?

– Мы предпочитаем оригинаторы. Дженерики предлагают компании, которые не придумали это ДВ, не синтезировали его, научные разработки не вели. Купили ДВ в Китае, перемешали и предложили по низкой цене аграриям. Но они то в воде плохо растворяются, то работают, то не работают.

Хотя из дженериков мы покупаем тиаметоксам. Он в разы дешевле оригинала, им обрабатываем семена против вредителей, чтобы проволочник не ел. Работает этот дженерик хорошо. Но даже если плохо сработает – беды не будет.

А если взять фунгицид и применить его по болезни, а он не сработает, тогда все можно в миг потерять. И зря удобрение внесли, и топливо сожгли, и работу сделали, а урожай не спасли. Это не та сфера, на которой стоит экономить.

Мы когда начинали сельским хозяйством заниматься, ни про какие удобрения, фунгициды и протравители не знали. Накидали семена, посеяли, а там, что выросло, то выросло. Были у нас хиленькие, поджаренные растеньица. 15 ц/га собирали. Вот там никакие болезни и не нападали. Там есть нечего было. А сегодня приезжаешь на поле – лист широкий, упитанный. Конечно, вредителям есть чем поживиться.

Сейчас я смело могу сказать, не стоит экономить на удобрениях и защите растений. Для нас это основные расходы. Солярка на 10-м месте в статье расходов. Еще семена тоже хорошие используем. Надо вкладывать в растения, чем больше положишь, тем больше возьмешь.

ВСЕ ПРИХОДИТ С ОПЫТОМ

– Помните свои самые нелепые ошибки?

– На первых порах нам хотелось, чтобы все было красиво. Поэтому солому на поле сжигали. На черном поле посеешь, всходы такие зелененькие, ровно все, красиво. Только такая стратегия совсем не продуктивна. Сейчас же – посеешь, на поле палки, солома, все перемешено, страшно, зато урожай другой. На черном выжженном поле – 15-20 ц/га, а на некрасивом поле – биота развивается, растение лучше питается и цифры другие: 40-60 ц/га.

Вообще все с опытом приходит. Многому мы за 20 лет научились, но до сих пор иногда ошибаемся, и это нормально.
В прошлом году вот эксперимент со льном затеяли. Уже на этапе посевной все пошло не так. Посевной комплекс, который сеял рапс, заехал сеять лен. А вот добавить ветра забыли. Семена рапс - 3 кг, а льна - 40 кг. И машина неравномерно распределила посевной материал. Где-то густо, где-то пусто.

Потом мы упустили фазу елочки. Знаю, что начинается она от всходов и заканчивается перед бутонизацией. По обработке гербицидом против сорняков написано: обработка в фазе елочки. Я позвонил одному фермеру на Алтай, спрашиваю – как растение должно выглядеть? Он говорит: «со спичечный коробок». Я думал, дальше фаза другая будет. Ну поехали обрабатывать. Прошел дождь, а у нас сорняки как полезли. Второй раз обрабатывать уже нельзя. Пока думали, что делать – бутоны появились. В итоге поле вперемешку с сорняками росло. Мимо него с закрытыми глазами и вздохами проезжали. Но все равно удобрения внесли. В итоге собрали 16 ц/га. Говорят, неплохой урожай, несмотря на все наши косяки. Думаю, в этом году все 30 ц/га соберем.

– Почему вы решили лен попробовать?

– Себестоимость выращивания льна точно ниже, чем у рапса. Затрат гораздо меньше, цена реализации выше. Так что перспективная культура. У нас вообще рентабельность по хозяйству в этом году 118%. Лен и рапс показали по 140%. Так что перспективы весьма радужные.

– Какой у вас севооборот сейчас?

– У нас три группы культур: зерновые (пшеница, ячмень), масличные (рапс) и бобовые (горох). Распределяем все по 25% и чередуем потом. Рапс – ячмень – горох – пшеница – севооборот сейчас такой.

Пшеницу убрали, аммиак внесли, рапс посеяли. Рапс убрали, по стерне сеем ячмень. У рапса стерня большая, снег задерживает, влаги накапливаем, земля еще рыхлая от внесения аммиака. Рыхление в принципе раз в 4 года можно делать. Щелей наделали, влага попала, зимой морозы ударили, землю разорвало, получается, что и земля рыхлая, рапс еще своими корнями взрыхлил.

После ячменя под горох тоже нужно сделать глубокую обработку. Идеально подходит для этих целей агрегат для внесения аммиака. Там более щадящая обработка. В пыль разбивать не нужно, структура почвы должна быть мелко-комковатая. И влага проникает, и воздух. Эти агрегаты помогают корню гороха правильно формироваться. Мы нарезаем щели без аммиака, проводим рыхление, напитываем почву влагой, которая так необходима гороху. Если почва будет сверху рыхлая, а внизу уплотненная, то корневая система будет не в вертикаль идти, а в горизонталь. Если присушит – урожай потеряем.
Эти агрегаты еще и стерню сохраняют, когда весной еще начинаешь делать прибивку влаги, стерню отрываешь, и соломка расстилается сверху как одеяло. Влага не испаряется, земля не прогревается. Нам же надо как, чтобы в рядке земля прогрелась. Тогда растение лучше всходит, ему тепло, влага есть, а сорняки не растут. Когда земля прогреется, и они полезут, культурное растение уже будет достаточно сильным, чтобы побороться за жизнь.

«ЗАРПЛАТА 100 000 И КВАРТИРА В ПОДАРОК»

– Артур Авитикович, а с кадрами есть проблемы?

– Увы, есть. Хорошего агронома сегодня днем с огнем не сыщешь. Очень востребованная профессия. В основном старшее поколение работает, а молодой смены нет. Но мы нашли ниточку – студенты с Российского государственного аграрного университета - МСХА им. К.А. Тимирязева.

В прошлом году приехали ребята на практику, мы им установили зарплату 30 000 рублей, а после отправили еще на неделю в отпуск на Горный Алтай. Они наравне с нашим агрономом работали. Мозг молодой, быстро к современным технологиям адаптируется, разбираются в них. Молодцы, в этом году уже одна из студенток приедет к нам из Воронежа на постоянное место работы, будет учиться в магистратуре и работать у нас.

Вообще мы достойные условия предлагаем – для молодого агронома зарплата 100 000 рублей, жилье предоставляем. Плюс, если 5 лет отработает – подарим двухкомнатную квартиру в Гурьевске.

Не буду лукавить, приходится порой переманивать специалистов. Недавно из крупного агрохолдинга Калининграда переманили агронома, главного механика тоже завлекли более выгодными условиями.
– Как думаете, какие перспективы у сельского хозяйства? Почему молодежи стоит рассмотреть эту отрасль?

– Я рад, что 20 лет назад выбрал сельское хозяйство. Человек от всего может отказаться, но только не от еды. Поэтому наша отрасль надежная, перспективная и востребованная. Со стабильным ростом несмотря на пандемию и другие потрясения.

За 22 года мы уже много повидали скачков и потрясений. Но сейчас я опечален тем, что происходит в агросекторе. Попытки ручного регулирования цен могут привести к плачевным последствиям. Как временная мера – да, но если так будет на постоянной основе, производство просто перестанет выпускать продукт на рынок, будет не рентабельно. Сейчас цены на все растут, но сдерживать цены решили только на зерно. До нового года пшеница 16,5 стоила сейчас 13. Сельхозпроизводителей загонят в рамки, а других нет. Надеюсь, ситуация изменится.

Ну а нам нужно работать еще усерднее: усовершенствовать технологии, увеличивать производительность. Основное направление – выращивать больше и качественнее, продавать на экспорт, привлекать иностранный капитал в страну. Думаю, все у нас получится. Мы, крестьяне, не пропадем!
КОММЕНТАРИИ

Подпишитесь на нашу еженедельную рассылку!